Казачьи улицы: атаман Тимофей Котляревский

От всеобщего уважения до общественного презрения — один шаг

История не донесла до нас время и место рождения четвертого атамана Черноморского казачьего войска, какие-либо сведения о его генеалогическом древе, семье, образовании, обстоятельствах, из-за которых он попал в Запорожскую Сечь.

Известно лишь, что случилось это в 1760 году, задолго до ликвидации «казачьей вольницы». Безусловно, данный факт стал отправным в отношении к Котляревскому будущих сослуживцев-черноморцев. Авторитет тех, кто успел пожить жизнью Сечи, кто покрыл себя славой в многочисленных сражениях, выпавших на долю запорожцев, был неизмеримо высок. Таких считали истинными носителями казачьих традиций и обычаев. Естественно, с годами число этих запорожцев таяло: кто-то ушел за кордон, кто-то стал непригоден к службе, а некоторые, как Тимофей Терентьевич, отдалились от казачества, удовлетворенные своими должностями на гражданской службе.

После роспуска Сечи Котляревский какое-то время служил в Самарском земском правлении, а позже находился в распоряжении генерал-губернатора Азовской губернии генерал-поручика Василия Алексеевича Черткова. В процессе формирования Черноморского казачьего войска Тимофей Терентьевич Котляревский участия не принимал, вступив в него лишь с началом русско-турецкой войны. Что это было: ностальгия по прежней вольнице или вынужденный шаг, на который подтолкнуло начальство, желание сделать военную карьеру, или зов сердца — сегодня не узнать. Тем не менее, воевал он храбро и честно. Принимал участие во многих знаменитых сражениях той поры: под Очаковым и Гаджибеем, Аккерманом и Бендерами, Килией. Особую доблесть будущий атаман проявил в битве под Измаилом. Это, а также его причастность к легендарному запорожскому братству, сыграли свою роль в том, что рядовые казаки выбрали Котляревского войсковым писарем. В 1790 году в этой должности его утвердил князь Григорий Александрович Потемкин. Вместе с Захарием Чепегой, и Антоном Головатым Тимофей Котляревский вошел в войсковое правительство и на равных с ними решал все важнейшие вопросы, стоящие перед черноморцами. Естественно, что вместе с переселенцами он последовал на Кубань.

Тимофей Котляревский. Фото pp.userapi.com

В 1797 году случились события, которые перевернули и жизнь Котляревского, и отношение к нему со стороны казачества. В тот год почти одновременно умирают Захарий Чепига и бывший в Персидском походе Антон Головатый. Тимофей Котляревский, после смерти Чепеги и в отсутствии Головатого, автоматически ставший старшим в войсковой иерархии, отправляется на коронацию императора Павла. Видимо, имевший опыт административной службы и общения с чиновниками войсковой писарь, понравился императору, убедив его в своей полнейшей лояльности дворцовой политике и непримиримости к вольнодумцам и бунтовщикам. Своим указом Павел ставит Котляревского во главе Черноморского казачьего войска — впервые в истории казачества происходит назначение, а не выбор, атамана. Рядовые и старшины ропщут — совсем недавно общим собранием на эту должность был утвержден Антон Головатый (весть о смерти Головатого в походе к тому моменту еще не достигла Кубани).

Вернувшиеся из Персии бойцы не только приносят печальную весть о смерти «батьки», но и становятся зачинщиками разгорающегося протеста. Надо сказать, что народный гнев, получивший в истории название «персидский бунт», был вполне закономерен и оправдан. Казаки вернулись с Востока обнищавшими и с серьезными претензиями к властям. Снабжение похода организовано было плохо. Так, пищу участникам военной экспедиции им приходилось покупать за собственные деньги. Лошади многих полегли на чужбине, некоторые казаки не имели даже сносной одежды, при этом жалованье за воинскую службу правительство заплатить им «забыло».

Со своими бедами казаки отправились к атаману, но Котляревский принял их более чем холодно, разговаривал сурово и всю вину за бедственное материальное положение возложил на Головатого. Более того, посоветовав им отправиться с челобитной в Петербург, прибыл туда раньше просителей и очернил их в глазах императора и чиновников. Вместо честного разбирательства казачью делегацию определили в Петропавловскую крепость. Всего было арестовано более 200 человек, из которых 55 умерли, не дождавшись суда. Волокита с правосудием длилась более 4 лет, к повешению приговорили 165 бунтовщиков. Позже благодаря царской «милости» этот вердикт был заменен наказанием кнутом и розгами, оставшиеся в живых после этой экзекуции отправились на пожизненную каторгу.

Фото churh-history.cerkov.ru

Понятно, что Котляревский, приложивший руку к столь жуткой странице в истории черноморского казачества, не спешил возвращаться в войско. Он жил в Петербурге и пытался оттуда руководить вверенной ему структурой. В донесениях на имя императора Котляревский «разоблачал» злоупотребления прежних атаманов, за что и был сначала произведен в полковники, а затем и в генерал-майоры.

И все же, рассказав об интриганстве и высокомерии атамана, его нежелании, по словам современников, «общаться с сечевой чернью», стоит признать и заслуги Т. Т. Котляревского перед войском. Именно он считается одним из основных авторов «Порядка общей пользы» или попросту казачьего Устава. Под этим важным документом стоят три исторические подписи — З. Чепиги, А. Головатого и, наконец, Котляревского. Тимофей Терентьевич, состоящий при войске писарем, был человеком достаточно образованным. Он попытался соединить в «Порядке…» верность сечевым традициям с веяниями времени. По оценкам Ф. А. Щербины и Е. Д. Фелицына, Тимофей Котляревский отличался и дальновидностью, и глубоким знанием жизни казаков. Но ноша, которая легла на его плечи, оказалась непосильной.

Всего Котляревский пробыл в атаманской должности чуть более двух лет. После он вернулся на Кубань. Знаменитый кубанский историк П. Короленко пишет: «Освобождая генерала Котляревского от службы, государь император Павел Петрович предоставил ему возможность выбрать себе наследника». Тимофей Терентьевич остановился на подполковнике, войсковом казначее Федоре Яковлевиче Бурсаке. По всей видимости, император сделал Котляревскому такое предложение, опасаясь недовольства и очередного бунта со стороны казачества, в том случае, если новый предводитель им будет спущен свыше. Вскоре после этого, а точнее в 1800 году, Т. Т. Котляревский умер, как пишут историки, «от долговременной болезни».

В Краснодаре есть улица имени Тимофея Терентьевича Котляревского.

Вернуться на ленту